Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4


По необычному стечению событий – может быть, из-за уловок издателя, желавшего побыстрей сбыть продукт, – «Критика» появилась без имени создателя на обложке. Книжка была написана так искрометно, что и критики, и читающая публика немедля приняли Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 ее за новое сочинение самого Канта. В конце концов, Кант был обязан даже на публике заявить, что создателем рукописи является не он, а один очень профессиональный юноша по фамилии Фихте Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4. Признание Канта обеспечило Фихте место в философии, и через 18 месяцев он уже был удостоен звания доктора в институте Иены.

Вот что, – здесь Филип неистово обвел очами слушателей и в припадке неловкого экстаза Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 рубанул воздух, – вот что я называю дебютом.

Никто из слушателей даже не поднял глаз; несуразный экстаз лектора очевидно остался для их незамеченным. Если Филипа и обескуражила холодность аудитории, он не подал виду Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 и хладнокровно продолжил:

А сейчас давайте взглянем на то, что еще поближе вашим сердцам, – спортивные дебюты. Можно ли запамятовать прекрасные дебюты Крис Эверт, Трейси Остин либо Майкла Чанга, выигравших турниры огромного шлема в Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 пятнадцать-шестнадцать лет? А шахматных вундеркиндов Бобби Фишера и Пола Морфи? Либо Хосе Рауля Капабланку, который выиграл чемпионат Кубы по шахматам в одиннадцать лет.

И в конце концов, я желал бы напомнить вам об Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 одном литературном дебюте – самом классном литературном дебюте всех времен и народов, о человеке, который в свои 20 с маленьким лет ворвался в мировую литературу со своим блестящим творением…

Тут Филип замолк, очевидно намереваясь Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 подогреть энтузиазм аудитории, и посмотрел в зал, лучась загадочностью. Разумеется, он не колебался в собственном успехе. Джулиус не веровал очам: что он ждет узреть? Студентов, которые привстают от нетерпения Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 с мест и с дрожью в голосе спрашивают друг дружку: «Кто же это? Кто этот литературный гений?»

Джулиус обернулся на зал: везде потухшие взоры, тела лениво развалились в креслах, кто-то глупо водит ручкой в Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 тетрадке, кто-то с головой ушел в разгадывание кроссвордов. Слева от Джулиуса некий студентик спал, растянувшись на два кресла. Справа, в конце его собственного ряда, парочка, обнявшись, застыла в длительном Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 поцелуе. Впереди в примыкающем ряду двое юнцов, подталкивая друг дружку локтями, игриво посматривали куда-то в конец зала. Невзирая на любопытство, Джулиус не обернулся туда же – наверное молокососы заглядывают кому-нибудь под Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 юбку. Он посмотрел на Филипа.

Так кто же был этот гений? – однообразно гудел Филип. – Его звали Томас Манн. Когда ему было столько же лет, сколько вам, – да, ровно столько, сколько вам Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, он начал писать собственный шедевр, величавый роман «Будденброки», который увидел свет, когда создателю было всего 20 6. Томас Манн – прошу уяснить это имя. Один из гигантов двадцатого века, Нобелевский лауреат по литературе. – Тут Филип продиктовал собственному ассистенту Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 слова

Манн

и

Буд-ден-бро-ки.

– Роман «Будденброки», размещенный в 1901 году, – это хроника бюргерского семейства, в какой в мелких подробностях выслеживается жизнь 4 поколений.

Вы спросите, какое отношение имеет все это к философии Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 и к теме нашей нынешней лекции? Как я и обещал, я немного отклонился от курса, но только для того, чтоб еще решительнее возвратиться к главному вопросу.

В зале послышалась Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 возня и затопотали чьи-то ноги. Подростки-вуайеристы с шумом собрали вещи и вышли. Целующаяся парочка в конце ряда тоже пропала, и даже прикомандированный к доске студент в один момент куда-то улетучился.

Филип Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 продолжал:

Самое сильное воспоминание создают заключительные главы книжки. В их тщательно описывается, как главный герой, отец семейства Томас Будденброк, чувствует приближение погибели. Можно только удивляться, как в свои неполные 30 лет создатель сумел Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 так просочиться в чувства и переживания человека, стоящего на краю смерти. – Филип потряс затрепанной книгой и с тенью ухмылки на лице объявил: – Безотступно рекомендую всем, кто хочет умереть.

Чиркнула спичка – двое Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 студентов закурили, выходя из зала.

Когда погибель пришла за ним, Томас Будденброк был совсем потрясен и растерян. Ни в чем из того, что поддерживало его ранее, он не мог отыскать опоры – ни Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 в религии, которая издавна уже не стала отвечать его метафизическим потребностям, ни в прозаическом скепсисе и материалистических рассуждениях в духе Дарвина. Ничто, по словам Манна, не могло дать умирающему, представшему «перед всевидящим оком Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 погибели, ни минутки покоя».

В этом месте Филип поднял глаза:

То, что случилось далее, имеет большущее значение, и конкретно с этого места я начинаю приближаться к конкретной цели нашей нынешней беседы Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4.

Когда его отчаяние достигнуло предела, Томас Будденброк случаем натолкнулся в далеком углу шкафа на дешевенькую, плохо сброшюрованную книгу. Это было философское сочинение, которое он много годов назад купил у букиниста. Он Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 принялся читать его, и через некое время к нему возвратилось спокойствие. Старик был полностью потрясен, по выражению Манна, тем, «как этот мощнейший мозг сразил для себя жизнь, императивную, злую, саркастическую жизнь»

[13]

?

Умирающего Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 старика поразила умопомрачительная, нехарактерная философии ясность, с которой создатель излагал свои мысли. Он читал несколько часов попорядку, пока не дошел до главы под заглавием «Смерть и ее отношение к неразрушимости нашей сути в себе». Совсем Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 очарованный, он продолжал читать – так, как будто от этого зависела его жизнь. Когда книжка подошла к концу, Томас Будденброк был уже совсем другим человеком. Он вновь обрел мир и спокойствие, которые Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 так длительно ускользали от него.

Что все-таки отыскал умирающий в этой книжке? – Тут в голосе Филипа зазвучали пророческие ноты. – А сейчас слушайте пристально, Джулиус Хертцфельд, так как это понадобится вам Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 на выпускном экзамене жизни…

От неожиданности Джулиус подпрыгнул как ужаленный. Он испуганно осмотрелся и только тогда увидел, что аудитория была совсем пуста: в зале не осталось ни одного слушателя, даже двое бескровных с Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 последнего ряда успели уйти.

Но Филип, нисколечко не обескураженный отсутствием слушателей, расслабленно продолжал:

Я прочту одно место из «Будденброков». – Он открыл книгу, которую держал в руках. – Ваше задание – пристально прочитать этот роман, в Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 особенности часть девятую. Это окажет вам бесценную помощь – еще огромную, чем пробы найти правду в мемуарах ваших бывших пациентов.

«Я возлагал надежды продолжать жизнь в отпрыску? В личности еще больше застенчивой Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, слабенькой, неуравновешенной? Ребячество, тупость и сумасбродство. Что мне отпрыск? Не надо мне никакого отпрыска… Где я буду, когда умру? Но ведь это ясно как денек, поразительно просто. Я буду во Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 всех, кто когда-либо гласил, гласит либо будет гласить «я»; и сначала в тех, кто произнесет это «я» посильнее, радостнее… Разве я не мог терпеть жизнь, эту чистую, жестокую и могучую жизнь Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4? Вздор, недоразумение. Я не мог терпеть только себя – за то, что не умел побороть ее. Но я люблю вас, счастливые, всех вас люблю, и скоро тюремные тесноватые стенки уже не будут отделять меня Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 от вас; скоро то во мне, что вас любит, – моя любовь к вам, – станет свободным, я буду с вами, буду в вас… с вами и в вас, во всех…»

[14]

Филип захлопнул книжку и опять Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 возвратился к своим конспектам.

Так кто же был создатель этого сочинения, которое так преобразило Томаса Будденброка? В книжке Манн отрешается открыть его имя, но 40 лет спустя он напишет прекрасное эссе, в каком Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 будет утверждать, что создателем сочинения был Артур Шопенгауэр. Манн обрисовывает, как в 20 три года в первый раз испытал невероятную удовлетворенность от книжек Шопенгауэра. Его не только лишь околдовала мелодика шопенгауэровских слов, которые Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 он обрисовывает как «такие идеально незапятнанные и гармонические, такие округленные, изложение и речь такие сочные, такие роскошные, так хорошо подогнанные друг под друга, такие волнующе калоритные, такие потрясающе и небережно Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 строгие, каких не было еще во всей истории германской философии»

[15]

, да и сама сущность шопенгауэровской идеи, которую он именует «волнующей, захватывающей, полностью построенной на контрастах, балансирующей кое-где меж инстинктом и разумом, грехом Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 и искуплением»

[16]

. Манн решил, что Шопенгауэр – очень неоценимая находка, чтоб держать ее при для себя, и, не раздумывая, вложил его книжку в руки умирающего персонажа.

Но Томас Манн был не один – целый ряд Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 величавых мыслителей признавались, что многим должны Артуру Шопенгауэру. Толстой называл его «величайшим гением человечества». Для Рихарда Вагнера он был «даром небес». Ницше признавался, что его жизнь навечно поменялась с той минутки Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, когда он купил старенький томик Шопенгауэра у лейпцигского букиниста и позволил, как он выразился, «этому неутомимому темному гению поработать над моим сознанием»

[17]

. Шопенгауэр навечно изменил умственную карту Западного мира, и Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 без него мы имели бы совершенно других, еще слабее, и Фрейда, и Ницше, и Харди, и Витгенштейна, и Беккета, и Ибсена, и Конрада.

Филип вытащил карманные часы, на мгновение задержал на их взор и торжественно Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 объявил:

На этом я заканчиваю обзор философии Шопенгауэра. Она так глубока и неохватна, что ее нереально выложить в коротком виде, почему я решил ограничиться только тем, чтоб возбудить ваше любопытство и подтолкнуть Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 вас без помощи других освоить те шестьдесят страничек, которые посвящены этому вопросу в учебнике. Оставшиеся 20 минут я желал бы отвести на вопросы и обсуждение. Есть вопросы от аудитории, доктор Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 Хертцфельд?

Совсем сбитый с толку этим тоном, Джулиус опять осмотрел пустой зал и потом негромко спросил:

– Филип, ты вообщем увидел, что аудитория издавна разошлась?

– Какая аудитория? Ах, эти? Так именуемые студенты? – Филип Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 небережно дернул рукою, вроде бы демонстрируя, что они не заслуживают его внимания и ни их возникновение, ни отсутствие не имеют для него совсем никакого значения. – Вы, Доктор Хертцфельд, и только вы – моя Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 аудитория сейчас. Я читал эту лекцию только вам, – ответил Филип, которого, по-видимому, нисколечко не смущал разговор в звонком пустом зале с собеседником, сидячим в 30 футах от него.

– Ну хорошо, я поддамся. С какой Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 стати ты читал ее для меня?

– Подумайте хорошо, доктор Хертцфельд.

– Я бы предпочел, чтоб ты звал меня Джулиус. Когда я называю тебя Филип, мне кажется, тебя это не очень раздражает, потому Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 будет верно, если ты тоже будешь именовать меня Джулиус. Кстати, для тебя это ничего не припоминает? Я только-только вспомнил, что в один прекрасный момент, много годов назад, я для тебя уже Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 гласил: «Зови меня Джулиус – ведь мы не чужие».

– Я не имею привычки именовать клиентов по имени, я им не друг, а проф консультант, но раз вы желаете – пусть будет Джулиус. Так на чем Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 мы тормознули? Ты спрашиваешь, почему я читал лекцию только тебе? Отвечаю: это моя реакция на твою просьбу о помощи. Вспомни, Джулиус, ты попросил меня о встрече, но по сути за этим стояло почти Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 все другое.

– Разве?

– Да. Позволь разъяснить. Во-1-х, твой тон звучал очень напористо – для тебя было очень принципиально, чтоб я с тобой повстречался. Навряд ли ты сгорал от любопытства Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 и просто желал выяснить, как у меня дела. Нет, ты желал чего-то другого. Ты упомянул, что твое здоровье в угрозы, а в шестьдесят 5 это может значить только одно – ты умираешь. Отсюда я заключил Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, что ты испуган и ищешь поддержки. Моя лекция и есть ответ на твою просьбу.

– Надо признаться, очень туманный ответ.

– Не туманнее твоей просьбы.

– Принято. Хотя, сколько я тебя помню, ты Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 всегда обожал скрытность.

– Я и на данный момент ничего не имею против нее. Ты просил о помощи, и я ответил – я познакомил тебя с человеком, который лучше других знает, как для тебя посодействовать.

– Ты Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, означает, собирался утешить меня рассказами про умирающих Будденброков?

– Конечно. Но это была только приманка, небольшой пример того, что я как твой проводник по Шопенгауэру смогу для тебя предложить. Потому я и собираюсь заключить Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 с тобой сделку.

– Сделку? Филип, ты не устаешь меня поражать. И что все-таки это такое?

– Видишь ли, мне нужна лицензия на консультирование. Я уже наработал довольно часов и собрал все нужные Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 справки. Единственное, что мне осталось, – отработать двести часов под проф супервизией. Я мог бы, естественно, и далее работать как клинический философ – государством эта деятельность пока никак не регулируется, – но лицензия консультанта дает Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 мне ряд преимуществ, включая страховку от докторских ошибок – ну, и продвижение на рынке, естественно. В отличие от Шопенгауэра, у меня нет ни денежной, ни научной поддержки – ты сам имел возможность убедиться Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, какой энтузиазм к философии питают эти дураки из свинарника под заглавием Коустел-колледж.

– Филип, тебя не напрягает, что мы друг дружке кричим? Лекция окончена, может быть, ты присядешь и мы Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 продолжим в более неформальной обстановке?

– Конечно. – Филип собрал бумаги, затолкал их в портфель и погрузился в кресло на первом ряду. Сейчас они были поближе друг к другу, но их как и раньше делили четыре Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 ряда кресел, и не считая того, Филипу каждый раз приходилось неудобно выворачивать шейку, чтоб обращаться к Джулиусу.

– Правильно ли я сообразил, что ты предлагаешь мне бартер: я становлюсь твоим супервизором, а ты обучаешь Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 меня Шопенгауэру? – уже тише спросил Джулиус.

– Именно. – Филип повернул шейку – ровно так, чтоб не встречаться взором с Джулиусом.

– И ты уже обмыслил все детали?

– Еще как обмыслил. Если честно, доктор Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 Хертцфельд…

– Джулиус.

– Да, да, Джулиус. Я только желал сказать, что уже несколько недель собирался для тебя позвонить и попросить о супервизии, но все откладывал – валютные дела, то да се. Потому я Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 очень опешил, когда ты сам позвонил, – замечательное совпадение. Что касается принципа нашей работы, предлагаю встречаться раз в неделю и разбивать встречу надвое: одну половину ты консультируешь меня по моим клиентам, другую – я тебя по Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 Шопенгауэру.

Джулиус закрыл глаза и опустился в размышления.

Филип подождал несколько минут и позже не выдержал:

– Ну что? Видишь ли, у меня на данный момент по расписанию семинар, и, хотя нет надежды, что Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 кто-то появится, необходимо срочно бежать в деканат.

– Не знаю, что и сказать, Филип. Не каждый денек получаешь такие предложения. Мне необходимо как надо пошевелить мозгами. Давай встретимся на Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 неделе. Я свободен по средам вечерком. Можешь в четыре?

Филип кивнул:

– В среду я кончаю в три. Встретимся в моем кабинете?

– Нет, Филип, в моем. Это у меня дома, Пасифик-авеню, 249, рядом Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 с моим прежним кабинетом. Вот моя карточка.

Из дневника Джулиуса

Он просто огорошил меня своим предложением. Он, как видите, предлагает мне сделку: я становлюсь его супервизором, а он – моим консультантом. Умопомрачительно все-же Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, как стремительно мы попадаем под знакомое воздействие. Похоже на сон, когда все вокруг кажется таким удивительно знакомым, а позже вспоминаешь, что уже лицезрел то же самое место, но в другом сне. Либо на марихуану Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4: пара затяжек – и ты уже в знакомом месте и думаешь знакомые мысли, которые есть только под кайфом.

То же самое и с Филипом: побеседовал с ним несколько минут, и оп Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4-па – здесь же накатили старенькые мемуары и еще особенное, «филиповское» настроение. Надменный, презрительный наглец. Задумывается только о для себя. И все-же в нем есть что-то – что-то сильное, оно притягивает меня. Но Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 что конкретно? Ум? Холодность и высокомерие, помноженные на наивность? Поразительно, что за 20 два года он никак не поменялся. Хотя нет, он избавился от собственной сексапильной зависимости, и сейчас ему больше не Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 надо носиться, как кобелю по следу, вынюхивая еще одну сучку. Он живет сейчас возвышенной жизнью, о которой всегда грезил. Но расчетливость – она осталась прежней. И так простодушен, что даже не додумывается ее скрывать Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4. Задумывается, я уцеплюсь за его предложение руками и ногами. Выброшу на ветер двести часов собственного времени, чтоб он учил меня Шопенгауэру. И у него еще хватает наглости выставлять дело так, как Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 будто это необходимо мне самому, как будто я сам его об этом прошу. Естественно, это было бы интересно, но растрачивать двести часов на байки про Шопенгауэра не заходит в мои планы. И к тому Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 же, если он уповает поразить меня кое-чем вроде умирающих Будденброков, он ошибается. Объединиться со всем и вся за счет утраты собственного Я с его уникальной памятью, с его Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 единственным, неподражаемым сознанием? Нет, эта мысль меня не много греет. Не греет совершенно.

Но что тянет его ко мне, желал бы я знать. На деньках он язвительно заявил мне про 20 тыщ баксов Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, которые типо со мной растерял, – неуж-то таким макаром он собирается их восполнить?

Стать супервизором Филипа? Посодействовать ему стать легитимным, кошерным терапевтом? Здесь еще необходимо поразмыслить. Желаю ли я посодействовать ему? Стать его крестным Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 папой, когда я ни секунды не верю, что этот человеканенавистник (а он конкретно человеканенавистник) способен кому-то посодействовать?

Глава 8. Безмятежные деньки ранешнего юношества

И так ведь все на стороне религии: откровение, писание Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, чудеса, предсказания, правительственная охрана, высший почет, какой приличествует правде, общее признание и почтение… и – что самое главное – бесценное право внедрять свои учения в пору ласкового юношества, вследствие чего они становятся вроде бы Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 прирожденными мыслями

[18]

.

После рождения Артура в феврале 1788 года Иоганна в собственном дневнике запишет, что ей, как и всякой юный мамы, нравится забавляться со собственной «новой куклой». Но новые куколки очень скоро становятся старенькыми, и Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 через несколько месяцев эта игрушка наскучит Иоганне, и она начнет томиться от скукотищи и одиночества. В ее душе внезапно зашевелится что-то – какое-то смутное подозрение, что материнство никогда не Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 было ее настоящим призванием и что судьба уготовила ей совершенно другое будущее. Летние месяцы, которые семья станет проводить в пригородном поместье Шопенгауэров, будут в особенности нестерпимы. Хотя Генрих, в сопровождении священника, и будет навещать Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 супругу по выходным, все другое время Иоганна станет проводить одна с небольшим Артуром и слугами: снедаемый беспощадной ревностью супруг воспретит супруге принимать гостей и оставлять дом под хоть каким предлогом.

Когда Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 Артуру исполнится 5, на семью обвалятся суровые тесты. Пруссия захватит Данциг, и практически за несколько часов до того, как передовые прусские части – кстати, возглавляемые этим же самым генералом, которого Генрих так холодно поставил на Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 место пару лет вспять, – войдут в город, семейство Шопенгауэров бежит в Гамбург. Там, в незнакомом городке, Иоганна произведет на свет второго малыша, Адель, – событие, которое ухудшит ее и без того Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 мрачное отчаяние.

Генрих, Иоганна, Артур и Адель – отец, мама, отпрыск и дочь – четыре человека, объединенные семейными узами и в то же время ничем не связанные вместе.

Для Генриха Артур был коконом, из Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 которого с течением времени должен вывестись будущий глава торгового дома Шопенгауэров. Тут Генрих был обычным представителем рода: он занимался тем, что делал средства, и совсем не вникал в воспитание отпрыска, намереваясь приступить Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 к выполнению отцовских обязательств не ранее, чем Артур «завершит» собственный детский период.

А его женушка? Каковы были виды Генриха на нее? О, она должна была стать утробой и колыбелью всех будущих Шопенгауэров. От природы Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 очень жива, она нуждалась в жесткой руке, защите и обуздании.

А Иоганна? Что она ощущала? Загнана в ловушку, поймана. Ее супруг и кормилец Генрих – ее роковая ошибка, угрюмый надсмотрщик, деспотичный страж Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 ее живого вдохновения. А отпрыск Артур? Разве он не часть ловушки, не тяжкий камень на ее могиле? Профессиональная дама, Иоганна жаждала самовыражения и самореализации, жажда эта угрожающе нарастала с каждым Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 деньком, и Артур был очень жалкой заслугой за принесенную жертву самоотречения.

А младшая дочь? Практически не замечаемая папой, Адель сыграет малозначительную роль в домашней драме и потом всю жизнь проведет личным секретарем Иоганны Шопенгауэр.

Итак Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, любой из Шопенгауэров шел своим методом.

Глава семейства, измученный нескончаемыми тревогами и отчаяньем, добровольно уйдет в мир другой через шестнадцать лет после рождения отпрыска: взобравшись на верхний этаж собственного Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 склада, он кинется в ледяные воды гамбургского канала.

Его супруга, так в один момент освобожденная от супружеских оков, недолго думая стряхнет пыль Гамбурга со собственных ножек и легким ветерком упорхнет в Веймар, где очень Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 скоро откроет один из известнейших литературных салонов Германии. Там она близко сойдется с Гёте и другими выдающимися сочинителями тех пор и напишет с десяток романов, которые будут воспользоваться неописуемым фуррором у Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 читателей. Ее возлюбленными героинями станут дамы, которые, против воли вступив в брак, отрешаются иметь деток, продолжая жить надеждой повстречать реальную любовь.

А что все-таки молодой Артур? Артуру Шопенгауэру будет уготовано стать Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 одним из наиумнейших и сразу несчастнейших людей собственного времени, человеком, который в 50 5 лет напишет: «И счастье, что мы не знаем того, что вправду случится… кто знает это, тому малыши могут казаться порою невинными правонарушителями Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, которые хотя и осуждены не на погибель, а на жизнь, но еще не знают содержания ожидающего их приговора. Все же всякий вожделеет для себя глубочайшей старости, т.е. состояния, в каком Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 говорится: «Сегодня гнусно, а с каждым деньком будет еще ужаснее, пока не придет самое худшее»

[19]

.

Глава 9

В безграничном пространстве бессчетные светящиеся шары, вокруг каждого из которых крутится около дюжины наименьших, освещенных Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 первыми, жарких изнутри и покрытых прохладной корой, на которой налет плесени породил живы существа, – вот эмпирическая правда, действительность, мир

[20]

.

Просторный дом Джулиуса в Пасифик-Хайтс был еще величественнее всего, что он мог для Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 себя позволить сейчас: когда-то, 30 годов назад, Джулиус был одним из немногих счастливчиков Сан-Франциско, имевших в кармашке довольно средств, чтоб приобрести свой дом – хоть какой дом. 30 тыщ наследия, приобретенных Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 его супругой Мириам, сделали эту покупку вероятной, и, кстати, очень успешно – в отличие от иных семейных вложений, только дом с того времени подпрыгнул в стоимости. После погибели Мириам Джулиус не раз подумывал его реализовать – для Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 1-го в нем очень много места, – но в конце концов ограничился тем, что перевел собственный кабинет для работы на нижний этаж.

Четыре ступени с улицы вели на площадку с фонтаном, выложенным голубым Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 кафелем. Слева – ступени в кабинет Джулиуса, справа – в дом. Филип прибыл точно в назначенное время. Джулиус приветствовал его в дверцах, провел в кабинет и, указав на огромное кожаное кресло Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, спросил:

– 

Чай либо кофе?

Но Филип сел, даже не оглядевшись, и, пропустив вопрос Джулиуса мимо ушей, прямо приступил к делу:

– Так как насчет супервизии?

– Ах да, я и запамятовал – никаких проволочек. Видишь ли, я Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 много размышлял… Даже не знаю, что сказать. В твоем предложении есть… одна неувязка – черт его знает, я никак не могу осознать.

– Несомненно, тебя интересует, почему я избрал конкретно тебя, хотя ты так Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 и не сумел мне посодействовать?

– Вот конкретно. Ты же сам максимально ясно произнес, что исцеление завершилось ничем, что ты растерял три года и вприбавок угрохал кучу средств.

– На самом деле Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 здесь нет никакой неувязки, – с готовностью ответил Филип. – Человек может быть опытным доктором и супервизором и при всем этом потерпеть беду с одним из пациентов. По статистике, психотерапия, независимо от компетентности доктора, полностью Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 никчемна приблизительно для трети пациентов. Не считая того, тут, может быть, есть и моя вина – я был очень упрям и неподатлив. Твоя единственная ошибка состояла в том, что ты с самого Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 начала избрал не тот способ и упрямо его придерживался. Но это не означает, что я не признаю твоих усилий, даже твоего желания мне посодействовать.

– Неплохо сказано, Филип. Полностью разумно. И все таки просить о супервизии Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 доктора, который не смог для тебя посодействовать… Будь я на твоем месте, черта с два я бы на это пошел. Я бы нашел другого человека. Сдается мне, здесь что Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4-то не так, ты чего-то недоговариваешь.

– 

Может быть, я должен кое-что объяснить. Если честно, я не стал бы утверждать, что ты мне полностью ничего не отдал – это не совершенно так. В Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 свое время ты сделал два замечания, которые запали мне в душу и позднее сыграли роль в моем выздоровлении.

Несколько секунд Джулиус отчаянно боролся с собой. Неуж-то Филип задумывается, что его это Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 не тревожит? Не может же он быть таким кретином. В конце концов он все-же не выдержал и спросил:

– И что все-таки это были за замечания?

– Первое может показаться для тебя пустяком Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, но для меня оно было принципиально. В один прекрасный момент я говорил для тебя про собственный обыденный денек – подцепил девчонку, пригласил в ресторан, совратил – все как обычно, знакомая песня, а позже Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 я спросил тебя, что ты об этом думаешь – по-твоему, это тошно либо аморально?

– Не помню. И что все-таки я ответил?

– Ты произнес, что это ни тошно, ни аморально – просто скучновато. Это Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 потрясло меня тогда – идея, что я живу монотонной, скучноватой жизнью.

– Любопытно. Это 1-ое. А 2-ое?

– Мы обсуждали эпитафии. Уж не помню почему – кажется, ты сам спросил, какую эпитафию я бы Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 для себя избрал…

– Вполне может быть. Я нередко задаю этот вопрос, если разговор входит в тупик и нужна встряска. Ну и?

– И ты произнес, что на моем надгробии следовало бы написать «Он обожал Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 трахаться». И добавил, что эта эпитафия подошла бы и моей собаке, так что мы могли бы пользоваться одной плитой на двоих.

– Довольно агрессивно. Неуж-то я так грубиянил?

– Грубил ты либо нет Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 – не принципиально. Принципиально, что это подействовало. Позже уже, лет через 10, это мне очень посодействовало.

– Эффект запоздалого деяния! Я всегда подозревал, что он еще важнее, чем принято мыслить. Всегда собирался заняться этим вопросом. Но вернемся Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 к делу. Скажи мне, почему, когда я к для тебя пришел, ты ничего мне об этом не произнес, почему не признался, что как-то, хоть в чем либо я смог для Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 тебя посодействовать?

– Джулиус, я не понимаю, какое отношение это имеет к теме нашей беседы. Ты собираешься либо не собираешься быть моим супервизором? Хочешь, чтоб взамен я консультировал тебя по Шопенгауэру?

– То, что ты Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 не понимаешь, какое отношение это имеет к делу, как раз и имеет к делу самое непосредственное отношение. Филип, не буду ходить вокруг да около. Скажу откровенно: я не уверен Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, что ты довольно подготовлен к тому, чтоб стать терапевтом, и поэтому сомневаюсь, что в моей помощи есть необходимость.

– Ты произнес «недостаточно подготовлен». Поясни, пожалуйста, – произнес Филип, не выказав ни мельчайшей обиды.

– Хорошо, я Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 скажу. Я всегда считал психотерапию быстрее призванием, чем профессией, – образом жизни, который выбирает тот, кто любит людей. В для тебя я не вижу этой любви. Реальный доктор стремится уменьшить мучения других Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, посодействовать им стать лучше. В для тебя я нахожу только пренебрежение к людям – вспомни, как презрительно ты откликался о собственных студентах. Психоаналитик должен установить контакт с пациентом – тебя совсем не тревожит, что Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 ощущают другие. Возьми хотя бы меня. Ты сам произнес, что после нашего телефонного разговора ты сообразил, что я смертельно болен, и все же ты никогда – ни единожды – не попробовал как-то меня успокоить.

– Что Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 толку? Бурчать пустые утешения? Я отдал для тебя больше, еще больше. Я устроил тебе целую лекцию.

– Теперь-то я это понимаю. Но ты напустил столько туману. Мне казалось, что обо мне Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 не хлопочут, а манипулируют мною, как куколкой. Для меня было бы лучше, намного лучше, если б ты действовал просто и открыто, побеседовал со мной по душам. Пусть это смотрелось бы не так монументально – просто Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 осведомился, как я себя чувствую, как поживаю, да черт тебя побери, Филип, ты мог бы просто сказать: «Старик, мне очень жалко, что ты умираешь». Неуж-то это так тяжело?

– Будь я болен Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, я поступил бы по другому. Мне могли быть необходимы идеи, инструменты, миропонимание, которое открывает Шопенгауэр, его взоры на погибель – конкретно это я и пробовал до тебя донести.

– Между иным, ты так до Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 сего времени и не спросил, смертельно ли я болен.

– А я ошибся?

– Давай же, Филип, скажи это. Не страшись, это не жутко.

– Ты произнес, что у тебя суровые препядствия со здоровьем Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4. Может быть, расскажешь?

– Неплохо для начала. Открытый вопрос в конце фразы – неплохой выбор. – Джулиус замолчал, собираясь с идеями и решая, что конкретно сказать Филипу. – Видишь ли, совершенно не так давно Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 я вызнал, что у меня рак кожи, злокачественная опухоль, меланома, которая представляет суровую опасность для жизни, хотя доктора убеждают меня, что в течение года ничего ужасного со мной не случится.

– Я тем паче думаю, что Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 философия Шопенгауэра была бы для тебя очень полезна. Помню, в один прекрасный момент на нашем сеансе ты как-то произнес, что жизнь – это «переменные условия с неизменным результатом»; это Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 незапятнанный Шопенгауэр.

– Филип, это была шуточка.

– Ну и что? Разве мы не знаем, что твой свой гуру, Зигмунд Фрейд, гласил по поводу шуток? Я как и раньше уверен, что в идеях Шопенгауэра Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 для тебя почти все понадобится.

– Я пока не стал твоим супервизором – и еще непонятно, стану ли, – но позволь мне преподать для тебя 1-ый урок психотерапии – безвозмездно, естественно.

Ни идеи, ни взоры, ни приемы не Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 имеют в ней никакого значения.

Спроси бывших пациентов, что они помнят о собственном лечении?

Никто

не заикнется про идеи – все произнесут

только

про дела. Не много кто помнит, что конкретно внушал им Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 доктор, но зато все с нежностью вспоминают свои дела с психоаналитиком. Рискну представить, что и у тебя было то же самое. Почему все, что вышло меж нами, так глубоко врезалось для тебя в Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 память, что даже сейчас, спустя много лет, ты решил обратиться конкретно ко мне? Совсем не из-за тех 2-ух замечаний – какими бы необходимыми они ни были, – нет, я уверен, это Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 из-за того, что ты как и раньше чувствуещь свою связь со мной. Думаю, ты был достаточно очень ко мне привязан, и конкретно поэтому, что наши дела, при всей их трудности Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, были так тебе важны, ты на данный момент опять обратился ко мне в надежде вернуть некоторый личный контакт.

– Ошибки по всем пт, доктор Хертцфельд…

– Ну да, естественно. Такие ошибки, что от 1-го упоминания личного Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 контакта ты переходишь на официальный тон.

– Ошибки по всем пт, Джулиус. Сначала, ты ошибаешься, если полагаешь, что твое видение действительности и есть действительность по сути – res

naturalis

– и что твоя обязанность состоит в том Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, чтоб внушать его остальным. Ты ценишь и превозносишь дела меж людьми и из этого делаешь неверное заключение, как будто я – либо вообщем все – должны делать то же самое, а если Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 я мыслю по-другому, означает, я подавил внутри себя рвение к общению. По сути, – продолжал Филип, – для таких людей, как я, еще важнее философский подход. Правда в том, что ты и я – мы совсем Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 различные люди. Я никогда не испытывал полностью

никакого

наслаждения от общения с людьми. Что это дает? Пустая трепотня, мышиная возня, глупое существование – все это всегда раздражало меня и мешало разговаривать с Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 теми вправду величавыми разумами, которые могли сказать мне что-то принципиальное.

– Тогда для чего становиться психоаналитиком? Почему бы не остаться со своими величавыми разумами? Стоит помогать тем, кто ведет «бессмысленное существование Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4»?

– Если бы у меня, как у Шопенгауэра, было довольно средств к существованию, уверяю тебя, ноги моей тут бы не было. Это чисто валютный вопрос. Все свои средства я истратил на образование, за преподавание получаю Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4 гроши, институт разваливается, и я даже не знаю, получу ли договор на последующий год. Пара-тройка клиентов в неделю – и я спасен. Живу я экономично, и мне нужна только свобода Ирвин Ялом. Шопенгауэр как лекарство Опытный психотерапевт Джулиус узнает, что смертельно болен. Его дни сочтены, и в последний год жизни он решает исправить д - страница 4, чтоб я мог заниматься тем, что люблю, – читать, мыслить, размышлять, слушать музыку, играть в шахматы и гулять с Регби, моей собакой.


isaevicha-solzhenicina-odin-den-ivana-denisovicha.html
isataj-r-n-informacionno-analiticheskij-otchet-po-kontrolnoj-i-pravopriminitelnoj-deyatelnosti.html
iscelenie-fizicheskih-zabolevanij.html